вверх
вниз

Тайный Университет

Объявление


Дизайн студия
Рейтинг форумов Forum-top.ru

— ... Поиск Истины требует огромных сил.
— Истины нет, — возразил Язон.
— Нет Истины? Вы хотите обмануть самого себя: Истина – краеугольный камень Вселенной. Именно она позволяет отличить человека от животного.
— Нет ни Истины, ни Жизни, ни Человека. Во всяком случае, в том смысле, который вы вкладываете в эти понятия, Майк.

Гарри Гаррисон. Специалист по этике

— Знаешь, что происходит с мальчиками, которые задают чересчур много вопросов?
Мор на мгновение задумался.
— Нет, — в конце концов промолвил он. — Что?
Воцарилось молчание.
— Разрази меня гром, если я знаю, — произнес Альберт, выпрямляясь. — Наверное, они получают ответы, а затем используют их для своего блага.

Терри Пратчетт. Мор, ученик Смерти

— А кто я вообще такой?
— Можешь жалеть себя сколько угодно, пацан, но знание того, откуда ты — это уже полпути к знанию того, кто ты. Большинство из нас едва ли это узнают.
— Но ты сказал, что мама тебя бросила.
— Я соврал. Я вру время от времени — это называется быть взрослым.

Пэн: Путешествие в Нетландию

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тайный Университет » Открытые эпизоды » [22.01.1914] Обнаженная с тростниковой флейтой


[22.01.1914] Обнаженная с тростниковой флейтой

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

ОБНАЖЕННАЯ С ТРОСТНИКОВОЙ ФЛЕЙТОЙ

Дата и время:
22 января 1914 года, пятница
время после занятий

Место:
Тайный Университет, южное крыло, кабинет декана Полуденного факультета. потом Раум, Музей и далее.

Участники:
Ноа Имахиц
Рамиро Альманзор
Рэй Алберн
NPC:
• Старший смотритель Раюмского Музея Истории и Искусств, сэр Сигиоф Улидо

Из Раюмского Музея Истории и Искусств пропал экспонат. Пропал странно, без видимых следов взлома и выноса. Администрация музея обратилась к констеблям, констебли передали дело в Университет, тот направил студентов старшекурсников провести расследование.

0

2

Старший смотритель Раюмского Музея Истории и Искусств, сэр Сигиоф Улидо был бледен. Более художественно выражаясь - спал с лица. Он ёрзал в кресле, бегал глазами по кабинету, сжимал в дрожащих потеющих пальцах стакан и периодически шумно прихлебывал из него, стуча зубами о край.
- С меня снимут голову! - время от времени тихонечко восклицал он. - Вот увидите, снимут!
Впрочем, нынешнее его состояние было уже куда лучше того, что минут двадцать назад. Во всяком случае, он уже не пытался ни ползать за Ноа на коленях, протирая ими ковер, ни оторвать рукав его мантии. Помогли и вода, и увещевания, и добротный дубовый стол, которым декан отгородился от посетителя.
Мору беспокойный гость тоже уже надоел. Он перестал пристально следить, прислушиваться, склонив голову набок, перемежать длинную и сумбурную речь гостя комментариями, а просто тихо сидел на своем насесте, уделяя куда большее внимание куску сахара.
- И тогда я обратился к ним, - по третьему кругу повторял свою речь сэр Улидо, - а они посоветовали мне обратиться к вам. И вот я здесь. И если вы мне не поможете, то я... то меня... то мне...!
Ноа кивал и совершенно спокойно советовал гостю не волноваться, а еще посматривал на старинные напольные часы в углу комнаты. Он послал за студентами уже минут десять назад, и они уже должны были подойти, по его скромному разумению.
Выбор тех, кому он собирался поручить это дело, был очевиден. Рэй - одна из самых подающих надежды стихийников на его факультете, должна была обеспечить расследованию силовую поддержку. А Рамиро... с Рамиро все было сложно. С одной стороны, как и все остальные студенты, он должен был пройти практику, соответствующую его специализации, и Ноа, как куратор этой специализации, должен был ему такую практику обеспечить. С другой стороны, госпожа ректор уже явно дала ему понять, что практика эта не должна подразумевать ни малейшего риска для здоровья его высочества, потому что если с наследником Дифри что-то случится, пока за него формально отвечает Университет... можно было не продолжать. В перспективах смутно маячила смертная казнь для виновников инцидента и Ноа таким виновником быть не желал. Упаси Боже, или кто там сегодня наверху, за главного. И была еще третья сторона - сам Рамиро. Достаточно талантливый для того, чтобы Ноа мучили угрызения совести от одной только мысли отправить его клепать сигнальные колокольчики, и достаточно умный, чтобы раскусить любую попытку подсунуть ему непыльную работенку, понять, и обидеться. Нет, унижать одного из самых многообещающих своих студентов работой для бакалавра он не собирался. Просто еще не придумал как выкрутиться из этой ситуации. А тут сэр Улидо со своей статуей. Очень кстати. Обрисованная ситуация звучала одновременно занятно и нелепо, обещала небольшой детектив и никакой политики. То, что надо.

+1

3

Внешний вид

Традиционная дифрийская одежда

Признаться откровенно, Рамиро банально но... Хоть и не пристало потомку и бла бла бла...  В общем не пристало "быть как все" и естественно "испытывать страх", а "почему"  можно и опустить. Но, он испугался. Испугался того, что его интересной, и чего греха таить, в разы более вольной, нежели на родине, жизни в стенах Университета может наступить преждевременный звиздец. Мысленно перебирая где он потенциально мог "отличиться", равно как и надеясь, что его все же не отзовут из Университета "по требованию правителя",  дифриец торопился, и, как водится, психовал "воюя" с собственной одеждой. Появляться перед куратором "неприбранным"? Вы шутите, не иначе! Наконец нещадно наступая на горло своему перфекционизму который требовал чтобы он более тщательно причесался, Рамиро несколько минут спустя уже стоял подле двери ведущей в кабинет куратора. Позади послышались легкие шаги и полуобернувшись  он увидел как к кабинету подходит девушка из студенток старших курсов. Сочтя что дело, по счастью, для него, касается каких то университетских вопросов, он тщетно пытался вспомнить какой именно из предметов у него настолько сложно идет, что потребовалось вмешательство куратора. Нет, безусловно, Рамиро старался "отрубать хвосты" на зачаточном уровне, но скажите мне, какой из студентов их не имеет? Это фантастика. Так и не придя ни к какому выводу он, молча и коротко кивнув подошедшей девушке  вызванной,похоже как и он сам, куратором, несколько раз отрывисто стукнул в филенку двери после чего зашел в кабинет.
-Здравствуйте профессор Имахиц. Короткий поклон хозяину кабинета сменился удивленно недоумевающим взглядом направленным в сторону присутствующего, явно чем то расстроенного господина. Мысленно только выдохнув, что "все обошлось" Рамиро порадовался тому, что все его предположения и страхи оказались не связаны ни с учебой, ни с политикой, ведь этого господина он мельком видел в музее.

Отредактировано Рамиро Альманзор (2016-01-24 01:57:32)

+2

4

Внешний вид

Жилетка со стоящим воротником

При себе

Несколько кусочков сахара

Рэй же не впервой было посещать кабинет своего декана, да и никаких важных мероприятий, кажется, в ближайшем будущем не наблюдалось, потому она решила, что спешить ни к чему, хотя и тянуть время тоже побоялась. Всё-таки просто так магистр  явно  не стал бы вызывать её. Алберн, на всякий случай, наскоро прикинула, где и когда могла упустить какой-нибудь знаменательный, нешуточный такой шаг в своих планах, но ничего в голову не приходило. Мелкие минусы в них искать было бесполезно: таковых быть никак не могло, ведьма всегда учитывала мелочи, зачастую забывая о большем. Как говорится, теряет луну, считая звезды.
Насчет своего внешнего вида девушка не беспокоилась, ибо любимая жилетка со стоячим воротом и крючковой застежкой всегда была если не на ней, так не далеко - чтоб не искать или найти быстро, - и оставалось только разобраться с мантией, на которой она явственно помнила наличие пятна от сладкого чая. Так оно и оказалось. Недовольно скривившись, Рэй отбросила сей предмет школьного гардероба на кровать, дабы не забыть о сомнительности его пригодности к ношению.
Наспех заколов волосы повыше, она сгребла пару кусочков сахара в карман (на всякий случай: если всё ж прокололась во время какой-то пакости, можно попытаться подлизаться к птичке, коль так скоро господин Имахиц этому не поддается) и ехидно ухмыльнувшись в ответ своему явно более совестливому внутреннему голосу, который бормотал о "рептильной душе" колдуньи, в очередной раз задумалась над тем, что же такого могло произойти. Вряд ли дело было повышенной важности - ходячей ответственностью Университета она уж точно не слыла. Интерес разыгрался не на шутку.
Отмахнувшись ото всех мыслей, как от назойливых мух, и решив, что всё узнает уже на месте, Рэй бодрым шагом направилась по знакомым коридорам. Уже у дверей кабинета она столкнулась с другим студентом примерно её же возраста, и вошла следом за ним. Приветствие девушка выдала сразу у входа, фактически повторив его за Рамиро, но не забыв и о втором присутствующем здесь мужчине - и поняла, что сахар можно оставить у себя.

+1

5

Гость на появление в кабинете двоих нетривиально одетых молодых людей отреагировал вполне ожидаемо. Нет, стакан не выронил, но явно забыл о его существовании, переводя взгляд с головного убора принца на открытые (и это в середине-то дня!), покрытые татуировками (у женщины!) руки стихийницы. Впрочем, никакого осуждения во взгляде его не читалось. Там было только любопытство. Так сэр Улиф мог бы разглядывать новые, поступившие в музей экспонаты.
Ноа заметил реакцию смотрителя и спрятал улыбку за сложенными домиком пальцами. Кивнул студентам.
- Проходите, - жестом указал обоим на кожаный диванчик, - присаживайтесь.
Даже если бы у студентов и имелись какие-то опасения насчет темы предстоящего разговора, после этого они наверняка должны были бы развеяться. Каждому предмету мебели в кабинете декана отводилась строго определенная функция: удобные, немного низковатые кресла - для гостей, диванчик - для полуофициальных разговоров. А для провинившихся имелся жесткий стул с высокой спинкой, который сейчас был отодвинут к стене. Стул был всего один. Ноа не любил устраивать массовых выговоров, предпочитая вести душеспасительные беседы один на один.
- Сэр Сигиоф Улидо, - продолжил Ноа, дождавшись, пока студенты усядутся. - Позвольте представить: Рамиро Альманзор и Рэй Алберн. Они обучаются на последнем курсе магистратуры и они - именно те люди, которые вам нужны.
Ноа откинулся на спинку стула, сложив руки на животе и сохраняя на лице благодушное выражение человека, полностью уверенного в своих словах. Он специально назвал Рамиро так, как давно уже называли его студенты. Это было своеобразным намеком высочеству не афишировать свое высокое происхождение. Ноа надеялся, что Рамир его уловит. Нелегкая это работа, пристроить на практику принца.
- Прошу вас, повторите для них то, что уже рассказали мне.
Судя по виду смотрителя, тот вовсе не был уверен, что его проблему в принципе можно решить, но не был еще готов расстаться с надеждой. Путаясь в словах и именах студентов, он сбивчиво принялся излагать историю о пропаже экспоната.
- И, понимаете, как раз тогда, когда директор отбыл в столицу и меня оставил за главного! - закончил он свою речь и попытался всплеснуть руками, но вовремя вспомнил что все еще держит стакан, осторожно поставил его на самый край стола. - И что я ему скажу, когда он вернется? Что у меня украли мраморную скульптуру в натуральную величину!? Прямо из главного зала вынесли, посреди белого дня? Да он меня не уволит! Он меня в сумасшедший дом отправит! Вы понимаете!?
По словам смотрителя, пропажу скульптуры обнаружил экскурсовод, причем прямо посреди экскурсии. Обнаженная с тростниковой флейтой, так называлась скульптура, датировалась двенадцатым веком, и авторство ее, хоть и не подтвержденное, приписывалось известному скульптору Сиггилю Арерскому. Она была выставлена в центральном зале музея и являлась одним из ценнейших экземпляров всей коллекции. Можно представить себе ошеломление экскурсовода, когда он подвел группу к пустому месту.

+1

6

Уже по самому факту приглашения помимо его и студентки, понимая, что никаких разносов не предвидится Рамиро, коротко поклонившись гостю куратора, после представления, внимательно слушал его рассказ. Странная история рассказанная заместителем директора, старшим смотрителем Раюмского Музея Истории и Искусств его заинтересовала своей абсурдностью. По рассказу, насколько он понимал, выходило, что в середине дня, а то, что утром статуя была явно на месте говорил явный и очевидный факт того, что  до появления экскурсовода никто в из работников музея не поднял панику заявив про исчезновение экспоната.
Статую из центрального музея города увели в начале дня? Кто и зачем? Возможно чтобы подсидеть этого сэра?
Короткий взгляд на куратора, вопросительный и немного задумчивый на сокурсницу, и дифриец вновь воззрившись на нервничающего  смотрителя музея осторожно уточнил.- Сэр Улидо, насколько я могу понять, вы утверждаете, что до появления экскурсовода никто из младших работников музея не говорил, что экспонат исчез? Ведь, насколько мне известно, подавляющее большинство работников музея уже далеко не один год там работает, и следовательно, исходя из этого допущения, явно успели изучить, по крайней мере крупные композиции, если не до автоматизма, то наизусть.- - с неудовольствием осознавая, что пара растрепанных прядок нахально выбилась из под чалмы и "встала дыбом" Рамиро уточнил.
- Статуя была изваяна в рост обычного человека из мрамора? А постамент на котором она была установлена, он сохранился? Студент не скрывал, что он весьма заинтересован рассказанной историей. Следующие вопросы были и вполне ожидаемы и логичны.
И, да, сэр Улидо, гм, насколько я понимаю, Вам необходимо вернуть экспонат до прибытия директора, а в идеале чем скорее тем лучше.  Когда тот должен вернуться и сколько времени у нас,- тут будущий артефактор коротко глянул на девушку-соседку-  есть для ее поиска?

Отредактировано Рамиро Альманзор (2016-01-26 01:09:55)

+1

7

Рэй, помня взгляд сотрудника музея, постаралась сама на него не смотреть - привычный ей, долгий и изучающий, может показаться странным. Зато вот история привлекла её внимание. В процессе прослушивания девушка ссутулилась, опустила руки на колени и задумчиво почесала бровь, что свидетельствовало об усиленной работе мозга. Неужто кому-то подумалось, что пришла пора выйти вовне? Наконец, в кои-то веки проявиться?
Или не внезапно, или не "наконец", а "после, после, снова"? И отчего так явно, при свете дня, не ночью и не скрывая своего присутствия, своих... О! Возможностей?
Девушка тряхнула головой и поморщила нос от неприятно щекочущих лицо локонов и мысленно пообещала себе больше никогда таких причесок не делать и впредь вообще расчесываться тщательней, вместо того чтобы закалывать на скорую руку, хотя прекрасно осознавала, что от сей неудобной привычки отречься не выйдет. Да и, вероятно, выглядит это мило, а Рэй нравится вводить в заблуждение о своей не такой уж благодушной персоне.
На этой мысли стихийница отвлеклась от своих волос, возвращаясь в реальность, и посмотрела на ворона своего декана довольно странным взглядом. В голове мелькнула идея, довольно любопытная, по сути своей даже абсурдная, но явно обещающая быть ключевой - для неё лично, по крайней мере. Девушка снова выпрямилась и прикусила губу, ожидая, пока закончит однокурсник. Её иногда раздражала собственная, по её мнению, слишком живая мимика, о которой она нечасто вообще вспоминала в порыве эмоций, и тем более редко была в состоянии сдерживать.
- Почему днём? - решив таки озвучить свои догадки, она присоединилась к расспросам, хотя кому был адресован вопрос было непонятно. - И почему так быстро? Её - скульптуру то есть - не оставляли ведь без присмотра? Или?.. - наконец, обратив взор на работника музея, Алберн нахмурилась и повернулась к Рамиро.
- Я не могу предположить, что "туз" музея стоял без охраны хотя бы немагического рода, но мне кажется, что здесь могла быть замешана пространственная магия. И, возможно, неспроста это произошло прямо перед экскурсией. Я хочу сказать, возможно, вору нужно было, чтоб пропажу обнаружили быстро. Хотя ключевое слово тут - "возможно". Хорошо бы посмотреть самим...

Отредактировано Рэй Алберн (2016-01-26 21:57:59)

+1

8

Ноа усмехался и помалкивал. Студенты задавали именно те вопросы, которые стал бы задавать и он сам. Ноа не знал, правильные ли они и существуют ли на них ответы, но понимал уже, что правильно выбрал исполнителей.
- Сэр Улидо, насколько я могу понять, вы утверждаете, что до появления экскурсовода никто из младших работников музея не говорил, что экспонат исчез? - говорил Рамиро.
- Нет, ну что вы! Мы опросили всех, от охраны и до уборщицы. Все клянутся, что уж пропажу статуи-то они бы заметили сразу. Не иголка! В человеческий рост, да. Это характерная черта скульптуры двенадцатого века. Ее ваяли, вероятнее всего, с натурщицы, а может с нескольких. Названия скульптуры не сохранилось, но специалисты полагают что она изображает дриаду. На это указывает флейта. Она или тростниковая свирель - характерные атрибуты изображений лесных духов того времени.
Смотритель, кажется, оседлал любимого единорога и мог бы долго еще продолжать витийствовать в таком духе, но его своевременно перебила Рэй.
- Почему днем?
Сэр Улидо захлопал глазами.
- Помилуйте! Да ежели бы я знал! Должно быть, тогда бы я знал и того, кто украл ее, и то, где ее искать. Да разве же я пошел бы тогда к вам?
- Её - скульптуру то есть - не оставляли ведь без присмотра? - продолжала задавать вопросы девушка.
- Нет. Ну, то есть прямо вот на нее никто не стоял и не смотрел. Но в залах размещена охрана. Между центральным залом и дверями - не меньше четырех постов. Не могли же они не увидеть, что мимо них несут статую в натуральную величину. К тому же... вы представляете, сколько она весит? - смотритель тягостно вздохнул. - Разумеется. У нас стандартная магическая защита от взлома, пожара, и от пространственной магии. И помощник констебля ее проверял какими-то своими амулетами. Говорит - целостность печатей не нарушена. Поэтому-то они и посоветовали мне обратиться к вам.
- А постамент на котором она была установлена, он сохранился?
- Постамент не тронули. Лишний вес. Да и не представляет он никакой ценности. А директор возвращается через неделю. Точно сказать не могу. Он закупает экспонаты для голубого зала и договаривается о временной экспозиции современных маринистов.
- Хорошо бы посмотреть самим...
- Хорошо бы. - отозвался со своего места Ноа. - Вот вы этим и займетесь. Считайте это своей предвыпускной практикой. Бумаги я прикажу подготовить, зайдете потом в канцелярию. Сэр Улидо, необходимо выдать студентам какие-то пропуска, полномочия. Раз уж они будут заниматься расследованием вашей пропажи, нехорошо если местные власти или охрана музея станет чинить им препятствия.
- Да, да, конечно, - часто закивал смотритель. - Непременно. Я распоряжусь.
- Хорошо. О ходе расследования будете докладывать лично мне. - это уже студентам. - Ежедневно. Вопросы есть?

+1

9

Потому что ночью охрана музея возрастает на порядок. Но ему даже не потребовалось отвечать, заместитель директора музея сразу же среагировал, ответив более чем подробно. А что если эта скульптура... Но разве такое возможно? А почему нет?... Удивленно глянув на куратора  дифриец не сдержал своих эмоций и улыбнулся услышав подтверждение того что у него будет как и у прочих практика. Он не без причины подозревал, что руководство Университета, сочтя, что ему не стоит "потакать пускаться во все тяжкие",  по выражению матери, предоставит  минимально опасную практику. С этим можно было мириться, а можно было игнорировать, но это было, и следовало учитывать сложившуюся ситуацию.  Рамиро прежде успел сотню раз пожалеть о том, что показал матери купленные, "по случаю", поддельные, а на самом деле не отличимые от настоящих, документы, ведь подписи и магическая печать на них были настоящими.
Внимательно, и да с легким недоверием глянув на куратора, словно сомневаясь в услышанном, он медленно кивнул.  Мысль что засела у него в голове была одновременно и пугающей, и привлекательной. Таак. Если никто не видел как похищают статую, то может кто то видел нечто необычное? Ну, то что кто нибудь видел как статуя сошла с постамента я не надеюсь, но уточнить была ли на статуе одежда никогда не поздно.
-Хм, сэр Улидо, а вы не могли бы ответить, была ли статуя изваяна с одеждой, или же она... - покосившись на сокурсницу ненадолго задумавшись добавил- воспевала красоту обнаженного тела?

+1

10

- ...И помощник констебля ее проверял какими-то своими амулетами. Говорит - целостность печатей не нарушена. Поэтому-то они и посоветовали мне обратиться к вам.
- Неужто засомневались в исправности своих игрушек? - ухмыльнулась Рэй. Для неё артефакты ничем иным, кроме как игрушками, не являлись. Она не особо углублялась в изучение накачанных магией предметов, ибо никогда их не жаловала, справедливо, как ей казалось, полагая, что на какие-то там амулеты рассчитывать даже странно. Не проще ли самому, без посредников разобраться?
Остальное колдунья слушала молча, снова состроив задумчивую мину, а услышав слова декана, подняла на него недоуменный взгляд.
- Мы? Практикой? Но... Но я же... Зачем там я? Я даже не артефактор! - мысль о том, что что ведьма-стихийница в подобных делах обычно выполняет только одну функцию пришла запоздало, и не слишком-то её порадовала. Развернувшись к дифрийцу, Рэй принялась прямо оценивающе его разглядывать, совершенно не стесняясь того, что это могло показаться неэтичным по отношению к мужчине. С виду принц был не так уж хрупок - или это на нем ткани многовато, - но самую малость смазливое личико и специфический стиль в одежде (подумала женщина в штанах и с татуировками) заставляли задуматься. В конце концов девушка обреченно вздохнула и отмахнулась.
- Ладно, я поняла. Вопросов боле не имею.
Зато напарник, судя по всему, имел. И его косой взгляд её отчего-то насторожил.

Отредактировано Рэй Алберн (2016-02-13 16:05:39)

+1

11

- Воспевала красоту? - смотритель растерянно хлопнул глазами. - Скульптура изображала обнаженную натуру. А! - спохватился он. - А какое, простите, это имеет отношение к делу?
Смотритель был человеком недалеким (в положительном смысле этого слова) от искусства, но далеким от магии. Мысль о том, что статуя могла сойти с постамента и отправиться бродить по музею или, тем паче, по городу, ему в голову не приходила.
- Неужто засомневались в исправности своих игрушек?
Слегка поморщиться Ноа заставила даже не эта фраза, а тон и выражение лица девушки, с которыми она была сказана.
Да, он знал о ее отношении к артефактной магии. И оно не было какой-то уж особенной редкостью. На Полуденном факультете некоторые студенты, те, что из стихийников, относились к артефактам с той же долей пренебрежения. Говорили даже, что факультет лучше бы возглавить не ему, Ноа, а стихийнику. За себя Ноа не обижался, но вот за артефакты...
Впрочем, артефакты недооценивает только молодежь. Взрослые же маги, в большинстве своем, понимают, и что на войне все средства хороши, и что не все и не всегда необходимо делать самому. Взять хотя бы тех же сторожевых горгулий. Сколько их расставлено по всему зданию - сотни? Десятки сотен? И каждая из них - не существо, как думают некоторые студенты, а самый, что ни есть, артефакт - магический предмет искусственного происхождения. А попробуй поставь вместо каждой из них живого мага. То-то и оно. А магическая охранная система музея, защищающая экспонаты от огня, от пожара и других неприятных событий совершенно немагического происхождения. Разве там могло бы обойтись без зачарования?
- Зачем там я? Я даже не не артефактор!
- А с чего вы взяли, что это работа для артефактора? - Ноа удивленно вскинул брови. - Это работа для следователя.
И пусть тот, кто считает, что стихийный маг не подходит для работы следователя, познакомится с начальником сыскного отдела Тайной Стражи. Его ждет жестокое разочарование.
- Вас учили работать головой, мисс Алберн. И не в смысле - пробивать ей стены. Вот и покажите нам всем - на что вы способны.

+1

12

Сознание Рэй на какое-то время совершенно захватили странные и даже бредовые мысли и образы, что было для нее не очень-то и свойственно. Вызвано это было несколько ироничной последней репликой декана.
- Вас учили работать головой, мисс Алберн. И не в смысле - пробивать ей стены. Вот и покажите нам всем - на что вы способны.
А пробивать головой стены - это не такая уж плохая мысль, подумалось вдруг ей - подумалось, и послужило толчком для в то же мгновение заполонивших разум картинок.
Диковатые образы штукатурки в собственных темных волосах вперемешку с кровью - как свежей, так и начинающей запекаться. До смешного пафосные лица преподавателей, насупивших брови для усугубления собственной серьезности - они оценивают индивидуальный учебный штурм стены студентки Алберн. "Покажите нам, на что вы способны", - говорят они, и колдунья снова тараном бросается на стену, предварительно отряхнувшись от следов предыдущей попытки.
От этих фантазий девушку начал разбирать смех, какой-то безумный и совершенно легкомысленный - да что же с ней стряслось? Оно было странно даже для Рэй. Словно подменили вдруг. Ее и саму это испугало бы, будь она из пугливых. Но долю здравого смысла девушка сохранила даже в этой немыслимой ситуации. Она сделала как можно более незаметный, но глубокий вдох носом и, чтобы не высмеять весь этот воздух наружу, клычком прикусила изнутри нижнюю губу. Смеяться расхотелось моментально, да и образы наркотического бреда разом пропали. Зато нижние веки едва заметно, но ощутимо увлажнились - перестаралась.
- Прошу прощения. Можете положиться на меня, - решилась она подать наконец голос, лишь бы сократить секунды и так уже затянувшейся паузы в разговоре. Улыбка таки проскочила. - Постараюсь... кхм... оправдать ваше доверие.

+1

13

Зря он это сказал. Выражение лица Огневушки не укрылось от взора декана. Ой, зря он это сказал. Теперь-то она непременно попытается что-нибудь ей пробить. Головой, в смысле. Сам-то он в ее возрасте непременно бы попытался, тут уж и размышлять нечего. Просто, чтобы доказать наставникам свою альтернативную одаренность. Дети, одним словом.
Но сказанного не воротишь, поэтому он серьезно кивнул.
- Рассчитываю на вас.
Вот! Это именно то, что ему сейчас нужно. Положиться. Желательно, вот на тот симпатичный диванчик. И поспать хотя бы полчаса.
Усилием воли Ноа подавил вздох.
- Вот видите, сэр Улидо, ваша проблема уже начала решаться. Я думаю, вам непременно нужно показать ребятам место преступления. Вернее, мисс Алберн. Мистер Альманзор вас чуть позже догонит. Рамиро, останьтесь, пожалуйста. Мне нужно сказать вам пару слов.
Смотритель был человеком тактичным и понимающим, а потому сразу понял, что его выпроваживают. К тому же он был еще и достаточно гордым, чтобы продолжать делать вид, будто этого не замечает. Поэтому он тут же вскочил, поставил стакан с недопитой водой мимо стола и рассыпался в благодарностях за еще не сделанную работу. Ноа тоже был иногда человеком тактичным, поэтому стакан удержал в воздухе, продолжая любезно улыбаться, пока за Рэй и ее провожатым не закрылась дверь, и только потом переставил стакан на стол и вынул из верхнего ящика пухлый конверт с дипломатической почтой.

В коридоре сэр Улидо сразу почувствовал некоторую неловкость. По жизни ему нечасто приходилось общаться с магами, а уж с женщинами магами, и подавно. И вот теперь он не знал как обращаться с этой необычной девушкой так, чтобы она не почувствовала себя каким-либо образом задетой.
- Эмм... Знаете, у меня тут экипаж. Возле южных дверей.
Собственно говоря, потому-то сэра Улидо и проводили именно к Ноа, когда он появился на пороге Университета и стал пытаться объяснить цель своего визита.
- Я вас подвезу. Но вам, наверное, нужно одеться.
Сказал, и тут же пожалел о сказанном. Покраснел. Ему самому в сочетании с необычным костюмом девушки эта невинная фраза показалась слишком двусмысленной.
- То есть... я имел в виду, верхнюю одежду! - выпалил сэр Улидо краснея еще сильнее. - Вам нужно взять. Зима на улице. Да.
Он смешался, понимая, что второго шанса составить о себе первое впечатление не будет, а первый он только что благополучно... испортил.

[NIC]ГМ[/NIC]
[AVA]http://forumfiles.ru/files/0016/fb/48/43077.png[/AVA]

+2

14

Рэй старательно прятала улыбку в уголках губ, выставляя более вежливую, подходящую ситуации версию - и этим как бы негласно подтверждала правильность декановых догадок и опасений. Подобные выражения лица ничего позитивного (для окружающих уж точно) не сулили. Однако откуда бы такие мысли в голове этих самых окружающих?..
- Вернее, мисс Алберн.
Эта фраза заставила стихийницу едва заметно вздрогнуть и недоуменно вскинуть брови. В этот миг в её голове молниеносно проносились ей же самой невирибельные мысли типа: "Кинуть решил?", но, досадливо морщась от понимания своего параноидального настроя, колдунья дослушала магистра спокойно. Это ей определенно не нравилось. Ни в какие ворота. Странный какой-то день, но ведь крылья опасений - воображение. Может, просто изначально она была маловато нагружена заботами, потому и фантазия разыгралась.
Алберн молча вышла за гостем Университета, и едва не подавилась воздухом, услышав произнесенную им фразу. Одеться? Девушка на всякий случай опустила взгляд - она уже засомневалась в своей... готовности к походу в музей, - но и жилетка, и штаны оказались на месте. Смотритель же тем временем пытался прояснить уже и для неё неловкую ситуацию, умилительно и стремительно заливаясь краской, что имел в виду не то, что имел в виду, что она подумала, что он имел в виду. Хотя подразумевал то самое.
Рэй благодушно кивнула, мол, всё поняла.
- Вы правы. Тогда я схожу за рубашкой, - нарочито тише выговорив это слов, она улыбнулась. - а вы постарайтесь не заблудиться в коридорах. Полагаю, я успею как раз, как вы доберетесь до экипажа.

Так оно и вышло. Студентка добралась до южных дверей быстро, ибо никогда щепетильностью по отношению к одежде не отличалась, и просто надела рубашку под жилет, на всякий случай прихватив с собой свою Еву. Теперь рукоять, обрамленная небольшой жемчужинкой (на деле же самой что ни на есть обычной цветной стекляшкой), выглядывала из ножен, крепящихся кольцом на поясе. Сочетаясь с цветами одежды, они не слишком выделялись - это было явным плюсом.

+1

15

Экипаж смотрителя был маленьким, но зато новым, модным и изящным. И теплым внутри. Смотритель явно не бедствовал, раз мог позволить себе обогревать свой экипаж магической жаровней. И явно не чурался магии, раз так, а это говорило в его пользу.
Но он нервничал, досадовал на то, что невольно все же обидел девушку, а потому не мог усидеть на месте и в ожидании ее нарезал круги вокруг экипажа, под неодобрительным взглядом кучера - мол, господину негоже. Так что когда Рэй появилась на крыльце, вокруг транспортного средства уже натоптана была довольно внушительная тропинка.
Сэр Улидо подхватился с места тут же. Подскочил к экипажу и сам распахнул дверцу.
- Прошу вас!
Учтивостью он явно старался загладить свою оплошность и был так старателен в этом, что не сразу заметил, что верхней одежды на магессе так и не появилось, но хоть и озадачился этим, но виду не подал и не спросил ни о чем.
- В музей, любезный, - отдал он распоряжение кучеру и занял место напротив девушки, в дальнем от нее углу, чтобы это не показалось ей неучтивым.
- Вы скоро сама все увидите. Своими глазами, леди.
Сэр Улидо все еще не был уверен что именно так надлежит обращаться к девушке, но лучше назвать ее титулом более учтивым, чем менее. "Леди" предназначалось для знатных женщин, "госпожа" - для уважаемых, но неблагородных.

[NIC]ГМ[/NIC]
[AVA]http://forumfiles.ru/files/0016/fb/48/43077.png[/AVA]

0

16

- Непременно увижу. Пустой постамент, - девушка прикрыла глаза, когда экипаж тронулся с места. С детства ей не полюбилсь подобные виды транспорта, в клонящейся из стороны в сторону небольшой в диаметре кабинке её иногда укачивало, но от тряски неминуемо становилось невозможно думать. Алберн оглянулась к окошку и принялась нервно теребить пальцами рукав рубашки, впрочем, не переставая спрашивать о пропаже сэра Улидо - а ну как всё же придётся самой работать? Этого очень не хотелось, ведь охранные артефакты осмотреть всё-таки придётся, а в этом она, чего греха таить, пень, да ещё дубовый.
- Прошу прощения, но сами вы в момент пропажи где... - подавив в себе желание выдать неэтичное и неуважительное "шлялись", колдунья осеклась, но тут же продолжила. - ...находились?

+1

17

- Непременно увижу. Пустой постамент.
- Эм... да.
Смотрителю как-то совсем не приходило в голову, что нанятая магичка могла вообще ни разу в глаза не видеть гордость его коллекции.
- А у нас есть в архиве гравюры! Я и вам принесу.
Да, это определенно спасало всю ситуацию.
- Прошу прощения, но сами вы в момент пропажи где находились?
- Я-то?
Вопрос изумил смотрителя. Ему и в страшном сне не могло померещиться, что в пропаже статуи могли обвинить или хотя бы просто заподозрить его самого. От этой мысли он как-то сразу вспотел, потом сообразил, что такая реакция может выглядеть в глазах постороннего еще более подозрительно, и вспотел еще сильнее.
- Я был... - пролепетал он, честно пытаясь вспомнить, где именно находился во время пропажи экспоната. - Я был в своем кабинете. Как раз пришли каталоги оглейфской маринистской миниатюры. Вы знаете, эти дикари ведь умеют не только по металлу работать, да-да. Иногда среди них попадаются даже весьма выдающиеся художники.
Сказанное им было чистой правдой во всех отношениях.

В музее сэр Улидо сразу же поймал кого-то из своих сотрудников и приказал отправляться в архив и принести оттуда гравюры упомянутой статуи, а сам повел свою гостью прямиком к месту предполагаемого преступления. Постамент, как и ожидалось, был пуст. После инцидента его никто не касался. Черное полированное дерево было припорошено тонюсеньким слоем пыли. Чистым оно оставалось только в тех самых местах, где на него опиралось основание похищенной статуи.
Само помещение было довольно большим, с высоким потолком и двумя узкими витражными окнами в стене, противоположной дверям. В него могло поместиться, при желании, около сотни человек. Когда-то музей являлся резиденцией одного из морайских королей и эту залу использовали, по всей видимости, для приема гостей.
В центре находилось еще несколько постаментов со статуями, каждая из которых являлась не менее ценным экспонатом коллекции, чем пропавшая, но все они были целы. Похитителей, если были, вообще, похитители, ни одна из этих статуй не заинтересовала.
Стены украшали гобелены и резные шпалеры. Первые были частью коллекции музея, вторые прикрывали сигалдри охранной системы музея.

[NIC]ГМ[/NIC]
[AVA]http://forumfiles.ru/files/0016/fb/48/43077.png[/AVA]

0

18

Рамиро молча слушал происходящее в кабинете декана, пытаясь понять, что же все таки ему в ней не нравится, оставляя слишком неоднозначное впечатление. При всей своей открытости, сэр Улидо, казалось старался показать, что он недоумевает, а уж его крайне смущенные взгляды в сторону начинающей магессы выгядели не сказать что сальными, скорее виноватыми. Коротко посматривая на откинувшегося на спинку  профессора  дифриец прикрыл глаза не столько вглядываясь в лицо  пришедшего человека, сколько пытаясь  ощутить степень открытости того и готовности сотрудничать. Однако, либо сэр Улидо и впрямь говорил чистую правду, не пытаясь ничего, даже незначительного, умолчать, либо он творил настолько глобальный обман, в том числе и самообман, что артефактор просто не мог опознать его.
Разговор мисс Алберн и профессора,  Рамиро, практически пропустил мимо ушей. Ощущение того, что это по сути не что иное как вступление, либо предупреждение о возможных проблемах, либо неприятностях  нарастало. Оно было иррациональным, не поддающимся логике. Едва дождавшись отбытия директора музея и стихийницы, дифриец с трудом дождался того момента как за ними мягко тукнув закрылась дверь.
Наблюдая как профессор подходит к столу и вытаскивает и его ящика пухлый пакет перевязанный лентой с печатью эмира. Рамиро непроизвольно прикусил губу пожирая взглядом конверт в руках декана.

Отредактировано Рамиро Альманзор (2016-03-22 23:43:04)

+1


Вы здесь » Тайный Университет » Открытые эпизоды » [22.01.1914] Обнаженная с тростниковой флейтой


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC